Великий Вторник Страстной Седмицы Великого Поста

На утрени Великого вторника вспоминаются события, описанные у евангелиста Матфея (22 глава с 15 стиха и 23 глава). Но содержание службы вторника заимствовано из притчи о десяти девах, о талантах и из продолжения положенного в понедельник повествования о втором пришествии Христовом.

Этими воспоминаниями Святая Церковь особенно призывает верующих к духовному бодрствованию, к целесообразному употреблению дарованных нам способностей и сил, особенно на дела милосердия, которые Господь принимает как личную заслугу себе самому, когда говорит о них: «Понеже сотворите единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе» (Мф. 25, 40).

Звучащая в первые три дня Страстной седмицы песнь «Се, Жених грядет в полунощи» напоминает нам притчу о десяти девах, которые, взяв светильники, вышли навстречу Жениху. Здесь пять мудрых и пять неразумных дев обозначают всех христиан; из них одни мудры – по своей вере, добродетельной жизни и готовности к смерти, а другие неразумны – по своему маловерию и равнодушию, порочной жизни.

Светильники – это души наши, масло – милостыня и другие добрые дела. Жених в этой притче – Сам Иисус Христос. Все мы выходим навстречу Ему: сначала на частный суд после смерти, а потом и на общий – после воскресения из мертвых. Жених медлит, то есть не пресекает нашу жизнь смертью, ожидая от каждого человека покаяния. Но люди, не предвидя конца своей жизни и всего мира, беспечно погружаются в сон.

И вот в полночь раздается крик о приходе Жениха. Тогда все встрепенулись и зажгли свои светильники, то есть напрягли свое душевное внимание. Хорошо мудрым христианам: они запаслись добрыми делами, и души их будут гореть любовью к Господу. Плохо неразумным: их души начнут угасать, предвкушая муки ада; они спохватятся и пойдут за елеем к продающим, то есть пойдут искать случая делать добрые дела, но в это время придет Жених, и двери в Его чертог закроются. Итак, – заключает Господь притчу, – бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, когда придет Сын Человеческий.

Мы слышим, как Господь называет лицемерами фарисеев, которые выделяли себя из еврейского народа соблюдением наружной набожности и древних преданий, скрывая холодность и бездушие под внешней обрядовой ревностью. Мы вспоминаем о данной нам в крещении благодати – о золотом таланте (талант – высшая греческая денежная единица), который можно приумножить, а можно зарыть в землю, так что потом и это богатство, которым мы пренебрегли, отнимется у нас. Мы видим картины последних времен и Страшного Суда, о дне и часе которого не знают даже ангелы небесные. Церковь призывает нас быть в эти дни рядом со Христом, слушать заповеди Его и выполнять Его волю: Он теперь идет на добровольное страдание для того, чтобы спасти нас…

И многократно повторяется в храме: «Грядый Господь на вольную страсть нашего ради спасения…»

В песнопениях этого дня Святая Церковь настойчиво внушает нам обязательность духовного бодрствования и религиозно-нравственного совершенствования, взывая: «Жениха, братие, возлюбим, свещы своя украсим, в добродетелех сеяющи и вере правой: да яко мудрыя Господни девы готови внидем с Ним на браки»; «приидите, вернии, делаим усердно Владыце: подавает бо рабом богатство, и по равенству кийждо да многоусугубим благодати талант: ов убо мудрость да приносит делы благими, ов же службу светлости да совершает; да преобщается же словом верный тайны ненаученному, и расточает богатство убогим другий: сице бо заимованное многоусугубим, и яко строителие вернии благодати, Владычния радости сподобимся».

Притча о десяти девах

«Тогда подобно будет Царство Небесное десяти девам, которые, взяв светильники свои, вышли навстречу жениху. Из них пять было мудрых и пять неразумных. Неразумные, взяв светильники свои, не взяли с собою масла. Мудрые же, вместе со светильниками своими, взяли масла в сосудах своих. И как жених замедлил, то задремали все и уснули.

Но в полночь раздался крик: вот, жених идёт, выходите навстречу ему. Тогда встали все девы те и поправили светильники свои. Неразумные же сказали мудрым: дайте нам вашего масла, потому что светильники наши гаснут. А мудрые отвечали: чтобы не случилось недостатка и у нас и у вас, пойдите лучше к продающим и купите себе. Когда же пошли они покупать, пришёл жених, и готовые вошли с ним на брачный пир, и двери затворились; после приходят и прочие девы, и говорят: Господи! Господи! отвори нам. Он же сказал им в ответ: истинно говорю вам: не знаю вас. Итак, бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидёт Сын Человеческий»
(Мф.25:1-13)

Свое второе пришествие Христос изобразил здесь под хорошо известным евреям образом пришествия жениха в дом невесты во время ритуала бракосочетания. По древнему восточному обычаю, после сговора, жених отправляется в сопровождении родных и друзей в дом невесты, которая ждет его в лучшем наряде, окруженная подругами. Свадебное торжество происходило, обычно, ночью, поэтому подруги невесты встречали жениха с горящими светильниками и, так как время прибытия жениха не бывало точно известно, ожидающие запасались маслом на случай, если оно в светильниках выгорит. Невеста, с лицом закрытым густой вуалью, жених и все участники торжества с пением и музыкой отправлялись в дом жениха. Двери затворялись, подписывался брачный договор, произносились «благословения» в честь жениха и невесты, невеста открывала свое лицо и начиналось брачное пиршество, продолжавшееся семь дней, если выходила замуж девица, или три дня, если выходила вдова.

Брачный пир символизирует в этой притче Царство Небесное, где верующие будут соединены с Господом в блаженной вечной жизни. Ожидание жениха означает всю земную жизнь человека, цель которой состоит в приготовлении себя к встрече с Господом. Затворенные двери брачного чертога, не допустившие опоздавших к жениху, означают смерть человеческую, после которой нет уже покаяния и исправления.

 По объяснению Святителя Иоанна Златоуста, Христос вывел входящих в Царство Небесное верующих под образом дев, превознося этим девство — не только целомудрие телесное, но, главным образом, духовное, истинное исповедание Христианской Веры и жизни по Вере, в противоположность ереси, богоборчеству и небрежению в отношении спасения своей души.

 «Светильником, — говорит Святитель Иоанн Златоуст, — Христос называет здесь дар девства, чистоту святости, а елеем — человеколюбие, милосердие, помощь бедным». Елей в Священном Писании, обыкновенно, служит образом Святого Духа и в этой притче горящий елей означает духовное горение верующих, облагодатствованных Святым Духом Божиим, сообщающим им Свои богатые дары: веру, любовь, милосердие и прочие, выражающиеся в Христианской жизни верующих, в частности, в любви и помощи ближним. Ясно и убедительно объясняет притчу о десяти девах великий праведник Преподобный Серафим Саровский. Основная мысль Преподобного Серафима заключается в понимании цели христианской жизни, как «стяжания благодати Всесвятого Духа», которую он выразил в замечательной беседе с купцом Н. Мотовиловым.

 «В притче о мудрых и юродивых девах, — говорит Преподобный Серафим своему собеседнику, — когда у юродивых не достало елея, сказано: «шедше купите на торжище». Но, когда они купили, двери в чертог брачный уже были затворены, и они не могли войти в него. Некоторые говорят, что недостаток елея у юродивых дев знаменует недостаток у них пожизненных добрых дел. Такое разумение не вполне правильное. Какой же у них недостаток в добрых делах, когда они, хоть юродивые, но все же девами называются? Ведь, девство наивысшая добродетель, как состояние равноангельское и могло бы служить заменой, само по себе, всех прочих добродетелей…

Я, убогий Серафим, думаю, что у них именно благодати Всесвятого Духа Божия не доставало. Творя добродетель, девы эти, по духовному своему неразумию, полагали, что в том и дело лишь христианское, чтобы одни добродетели делать. Сделаем мы, де, добродетели и тем, де, и дело Божие сотворили, а до того, получена ли была ими благодать Духа Божия, достигли ли они ее, им и дела не было. Про такие-то образы жизни, опирающиеся лишь на одно творение добродетелей, без тщательного испытания, приносят ли они и сколько именно приносят, благодати Духа Божия, и говорится в отеческих книгах: «Иной есть путь. кажущийся благим в начале, но концы его — во дно адово».

 Не всякое «доброе дело», по учению Преподобного Серафима, имеет духовную ценность, но ценны только те «добрые дела», которые совершаются во имя Христа. На самом деле, легко себе представить (и это часто бывает), что добрые дела совершают люди неверующие. Но про них Апостол Павел сказал: «Если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13: 3).

Далее, чтобы разъяснить свою мысль об истинном добре, Преподобный Серафим говорит: «Антоний Великий в письмах своих к монахам говорит про таких дев: «Многие монахи и девы не имеют никакого понятия о различиях в волях, действующих в человеке, и не ведают, что в нас действуют три воли: первая — воля Божия, всесовершенная и всеспасительная; вторая — собственная своя, человеческая, т.е., если не пагубная, то и не спасительная, а третья воля, вражеская, вполне пагубная. И вот эта-то, третья, вражеская воля и научает человека или не делать никаких добродетелей, или делать их из тщеславия, или для одного добра, а не ради Христа.

 Вторая — собственная наша воля, научает нас делать все в услаждение нашим похотям, а то и как враг, научает творить добро ради добра, не обращая внимания на благодать, им приобретаемую. Первая же — воля Божия и всеспасительная — в том только и состоит, чтобы делать добро единственно лишь для стяжания Духа Святого, как сокровища вечного, неоскудеваемого и ничем вполне и достойно оцениться немогущего.

Оно-то, это стяжание Духа Святого, собственно и называется тем елеем, которого не доставало у юродивых дев… За то они и названы юродивыми, что забыли о необходимом плоде добродетели, о благодати Духа Святого, без которого и спасения никому нет и быть не может, ибо «Святым Духом всяка душа живится»… Вот это-то и есть тот елей в светильниках у мудрых дев, который мог светло и продолжительно гореть, и девы те с этими горящими светильниками могли дождаться и Жениха, пришедшего в полунощи, и войти с Ним в чертог радости. Юродивые же, видевшие, что угасают их светильники, хотя и пошли на торжище, да купят елея, но не успели возвратиться во время, ибо двери уже затворены».

Из притчи о десяти девах совершенно ясно следует, что оправданием человека как на частном суде (по смерти), так и на всеобщем Страшном Суде, послужит только его земная жизнь в Боге, по заветам Христа и, потому, созвучная Небесному Царству. Все же «формальные» христиане, живущие вне контакта с Богом и нерадеющие о своем спасении, готовят себе участь отверженных. «Никто не восходит на небо, живя прохладно», — учит Преподобный Исаак Сирии.

Ни формальная вера, без жизни по заповедам Христа (Лк. 6: 46; Иак. 1: 22; Рим. 2: 13), ни пророчества именем Христа или многие чудеса, творимые Его Именем, как видно из слов Спасителя (Мф. 7: 21-23), недостаточны для наследования Царства Небесного. «Кто духа Христова не имеет, тот и не Его», — говорит Апостол Павел (Рим. 8: 9) и таким естественно будет услышать слова Сына Божия: «Истинно говорю вам, не знаю вас» (Мф. 25: 12)

Притча о талантах

 В притче о девах Христос показал, чего Он требует от нашего верующего сердца; в притче о талантах учит, как каждый истинно верующий в Него должен послужить Ему своей волей, всей своей деятельностью. Скорбная участь неразумных дев предостерегает нас от небрежения и холодности в духовной жизни; а здесь приговор ленивому рабу осуждает нашу безпечность и небрежность в делах нашего призвания, нашего служения на благо ближнего. Притча о девах требует от нас сердечной ревности к Богоугождению и милосердия к ближнему; притча о талантах — усердного исполнения долга, чтобы радостно, а не печально предстать с отчетом ко Господу в последний день. Не без причины Господь сказал притчу о девах прежде притчи о талантах. «В лукавую душу не войдет премудрость» (Прем. 1: 4); из нечистого сердца не могут истекать вполне чистые, безкорыстные, святые желания и действия. Поэтому каждый должен прежде всего потрудиться над очищением своего сердца от страстей, чтобы воспитать в нем святые чувства молитвы и любви, а затем послужить и ближнему тем талантом, какой он получил от Бога. Таков порядок духовного делания. Это не значит, впрочем, чтобы можно было говорить для извинения своей лености: «Я еще недостаточно потрудился над очищением своего сердца от страстей, над самим собой, я еще не готов служить спасению ближних: довольно у меня забот о своей душе»… Сам не вызывайся на подвиг, а когда Бог позовет, укажет случай — не отказывайся. Этому и учит нас Господь Своей притчей о талантах.

Хотите ли знать, — как бы так говорит Он Своим апостолам, — как поступит Сын Человеческий по Своем пришествии и как должно поступать вам, ожидающим Его пришествия? Выслушайте еще одну притчу: ИБО ОН ПОСТУПИТ, КАК ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ, ОТПРАВЛЯЯСЬ В далекую ЧУЖУЮ СТРАНУ, ПРИЗВАЛ РАБОВ СВОИХ, не наемных служителей, а собственных рабов, с которых мог строго взыскать за неисправность, И ПОРУЧИЛ ИМ ИМЕНИЕ СВОЕ, отдал им на руки свои капиталы: И ОДНОМУ, более ревностному и способному, ДАЛ ОН ПЯТЬ ТАЛАНТОВ, ДРУГОМУ ДВА, ИНОМУ ОДИН, КАЖДОМУ ПО ЕГО СИЛЕ и способностям, с тем, чтобы они пустили эти деньги в оборот; И ТОТЧАС ОТПРАВИЛСЯ. В отсутствии господина каждый раб мог действовать свободно, как хотел. Так и было: рабы честные, добросовестные немедленно принялись за дело. ПОЛУЧИВШИЙ ПЯТЬ ТАЛАНТОВ ПОШЕЛ, УПОТРЕБИЛ ИХ В ДЕЛО, пустил их в оборот, И ПРИОБРЕЛ трудами своими ДРУГИЕ ПЯТЬ ТАЛАНТОВ; ТОЧНО ТАК ЖЕ поступил И ПОЛУЧИВШИЙ ДВА ТАЛАНТА и ПРИОБРЕЛ ДРУГИЕ ДВА. Но не так поступил третий: ПОЛУЧИВШИЙ ЖЕ ОДИН ТАЛАНТ ПОШЕЛ И ЗАКОПАЛ ЕГО В ЗЕМЛЮ И СКРЫЛ СЕРЕБРО ГОСПОДИНА СВОЕГО. Ему не хотелось трудиться, обременять себя заботами, — он хотел воспользоваться отсутствием господина, чтобы предаться праздности на свободе.

ПО ДОЛГОМ ВРЕМЕНИ, ПРИХОДИТ (возвратился) ГОСПОДИН РАБОВ ТЕХ И ТРЕБУЕТ У НИХ ОТЧЕТА. С радостью явились перед своим господином верные и честные рабы: И, ПОДОЙДЯ, ПОЛУЧИВШИЙ ПЯТЬ ТАЛАНТОВ ПРИНЕС ДРУГИЕ ПЯТЬ ТАЛАНТОВ, добытые его трудами и заботами, И ГОВОРИТ: ГОСПОДИН! ПЯТЬ ТАЛАНТОВ ТЫ ДАЛ МНЕ; ВОТ, ДРУГИЕ ПЯТЬ ТАЛАНТОВ Я ПРИОБРЕЛ НА НИХ: возьми их. ГОСПОДИН ЕГО был очень доволен таким усердием раба и СКАЗАЛ ЕМУ: ХОРОШО, ДОБРЫЙ И ВЕРНЫЙ РАБ! В МАЛОМ ТЫ БЫЛ ВЕРЕН, НАД МНОГИМ ТЕБЯ ПОСТАВЛЮ: я доверяю тебе и многое. ВОЙДИ В РАДОСТЬ ГОСПОДИНА ТВОЕГО, раздели со мной радость, будь участником моей трапезы праздничной. ПОДОШЕЛ ТАКЖЕ И ПОЛУЧИВШИЙ ДВА ТАЛАНТА И СКАЗАЛ: ГОСПОДИН! ДВА ТАЛАНТА ТЫ ДАЛ МНЕ; ВОТ, ДРУГИЕ ДВА ТАЛАНТА Я ПРИОБРЕЛ НА НИХ: возьми их. ГОСПОДИН ЕГО и этому рабу выразил свое благоволение и СКАЗАЛ ЕМУ: ХОРОШО, ДОБРЫЙ И ВЕРНЫЙ РАБ! В МАЛОМ ТЫ БЫЛ ВЕРЕН, НАД МНОГИМ ТЕБЯ ПОСТАВЛЮ; ВОЙДИ В РАДОСТЬ ГОСПОДИНА ТВОЕГО.

Настала очередь последнего раба. Не трудно понять, почему он медлил до конца: его страшила совесть, он недоумевал, как ему поступить, что сказать в оправдание своей безпечности. Правда, он не расточил данного ему капитала, подобно неправедному домоправителю, не прожил всей своей части, подобно блудному сыну, не задолжал десятью тысячами талантов, подобно немилосердому слуге, заимодавцу. Но он не исполнил воли своего господина, он показал непростительную леность; чувство зависти к счастливым товарищам смешивалось в нем с чувством страха за свою небрежность; досаду на самого себя он захотел излить на господина же, и в этом злом расположении сердца, как бы в отчаянии решившись на все, он дерзко входит к домовладыке: ПОДОШЕЛ И ПОЛУЧИВШИЙ ОДИН ТАЛАНТ И СКАЗАЛ: ГОСПОДИН! Я ЗНАЛ ТЕБЯ, ЧТО ТЫ ЧЕЛОВЕК ЖЕСТОКИЙ, суровый, безпощадный деспот, ЖНЕШЬ, ГДЕ НЕ СЕЯЛ, И СОБИРАЕШЬ, ГДЕ НЕ РАССЫПАЛ, И, УБОЯВШИСЬ пустить в оборот твои деньги, чтобы не потерять их вовсе и не понести за это от тебя строгого наказания, ПОШЕЛ И СКРЫЛ ТАЛАНТ ТВОЙ В ЗЕМЛЕ, чтобы, по крайней мере, вернуть его тебе в целости: получай его обратно; ВОТ ТЕБЕ ТВОЕ — ни больше, ни меньше, как сколько ты дал мне. Он даже гордо похвалился тем, что вернул господину его талант в целости. Он как бы не замечает того, что, глубоко оскорбляя господина, называя его жестоким корыстолюбцем, он уже произносит приговор против себя самого: если господин жесток, то надлежало еще более стараться и страшиться; если господин требует чужое, то тем более потребует свое. И господин произнес свой праведный суд на этого ленивого и дерзкого раба: ГОСПОДИН ЖЕ ЕГО СКАЗАЛ ЕМУ В ОТВЕТ: ЛУКАВЫЙ РАБ И ЛЕНИВЫЙ! лукавый, потому что защищаешь себя клеветами на меня и хочешь обмануть меня ложью, и ленивый, как доказываешь самим делом, я буду судить тебя твоими же словами: ТЫ ЗНАЛ, ЧТО Я ЖНУ, ГДЕ НЕ СЕЯЛ, И СОБИРАЮ, ГДЕ НЕ РАССЫПАЛ; пусть так, пусть я таков, каким ты меня представляешь: строг, взыскателен, жесток; но ты все же обязан был исполнить мою волю, если не из любви и преданности ко мне, как другие, то, по крайней мере, из страха, что я жестоко взыщу с тебя, и это мог ты сделать без всякого вреда и опасности для себя: ПОСЕМУ НАДЛЕЖАЛО ТЕБЕ только ОТДАТЬ СЕРЕБРО МОЕ ТОРГУЮЩИМ, отдать торговцам за известные проценты, и оно умножилось бы само собой, без твоего участия, хотя и не так, как увеличилось бы при твоих трудах, при твоем собственном усердии и благоразумии. Даже не было нужды тебе самому заботиться о возвращении моего капитала: И Я, ПРИДЯ, ПОЛУЧИЛ БЫ МОЕ С ПРИБЫЛЬЮ. Затем господин обратился к другим слугам и сказал: «Этот раб обвиняет меня в алчности, хотя сейчас видел, как щедро я награждаю моих верных и усердных рабов. ИТАК, ВОЗЬМИТЕ У НЕГО ТАЛАНТ И ДАЙТЕ ИМЕЮЩЕМУ ДЕСЯТЬ ТАЛАНТОВ. Пусть он знает, что я не из жадности требую умножения талантов, а ради вашей же пользы. Кто трудится, тот увеличивает свое достояние, а безпечный и нерадивый теряет и то, что имеет: ИБО ВСЯКОМУ ИМЕЮЩЕМУ ДАСТСЯ И ПРИУМНОЖИТСЯ, трудолюбивому охотно все дают и все у них в избытке, А У НЕИМЕЮЩЕГО ОТНИМЕТСЯ И ТО малое, ЧТО ИМЕЕТ (что он считает своим) и перейдет в руки усердных и трудолюбивых. Но этого мало: А этого НЕГОДНОГО РАБА ВЫБРОСЬТЕ ВО ТЬМУ ВНЕШНЮЮ, бросьте в самую глубокую и мрачную темницу: ТАМ БУДЕТ ПЛАЧ И СКРЕЖЕТ ЗУБОВ — пусть там он век свой в безнадежном отчаянии плачет и скрежещет зубами от нестерпимых страданий!.. СКАЗАВ СИЕ, закончив эту притчу, Господь ВОЗГЛАСИЛ: КТО ИМЕЕТ УШИ СЛЫШАТЬ, ДА СЛЫШИТ! Кто хочет быть внимательным, тот внимай и прилагай сказанное к себе!

Последуем в благоговении этому приглашению Господню, вникнем в смысл Его Божественной притчи, чтобы получить себе пользу душевную и избежать участи ленивого раба. «Человек в этой притче означает Бога Творца и Промыслителя, — говорит святитель Филарет, — Который рабам Своим, т.е. всем человекам, дает различные дары, естественные и благодатные, в особенности же Богочеловека Христа, Который, отходя от земли на небо, “восшед на высоту… дал дары человекам” (Еф. 4: 8), как то: дары Святого Духа, Евангелие, Таинства, и вообще …от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия» (2 Пет. 1: 3). Эти различные таланты даются нам каждому по силе его, т.е. вполне удовлетворительно для потребностей нашей жизни. Апостолы, в день сошествия на них Святого Духа, получили особые благодатные дары, потребные для их великого служения; их преемники, пастыри Церкви, в Таинстве рукоположения получают также дары Божественной благодати, немощных врачующей и оскудевающих восполняющей; каждый христианин в Таинствах Церкви приемлет благопотребные дары благодати Господней, укрепляющей его в жизни духовной, врачующей его душевные и телесные недуги, освящающей его семейную жизнь, благословляющей все его добрые начинания. Кроме этих даров благодатных каждый человек получает от Бога дары естественные: разные средства и способы служить Богу и ближнему, кто — способностями и природными дарованиями, умом, наукой, искусством, житейской и духовной опытностью, кто — средствами денежными и др. Все эти дары Божии и подразумеваются в притче под именем талантов. Бог знает, сколько кому нужно, сколько кто может употребить в пользу, и сообразно с этим разделяет Свои дары: кому пять талантов, кому два, а кому только один. Благодать Божия не стесняет свободы человека, не насилует природы его, не подводит всех под один уровень. Бог, любящий всех как Отец, раздает Свои дары, смотря по человеку: кто не способен стоять на высоте общественного служения, тот может быть полезным для ближних на низшей степени. Как все тело не есть око, не есть ухо, так и в Церкви не все правители и учители. Но часто бывает, что человек менее даровитый трудится усерднее того, кто более талантлив, но ленив. Притча Христова и учит, что кто более получил, с того больше и взыщется, но и тот, кто мало получил, также даст отчет. Людей совсем безталанных нет: Бог «хочет, чтобы все люди спаслись» (1 Тим. 2: 4), а поэтому каждому дает хотя бы один какой-нибудь талант, как средство ко спасению. Велик ли был талант у Сарептской вдовицы? Одна горсть муки и немного елея в сосуде. Но она усугубила его, препитав пророка Илию. А лепта евангельской вдовицы принята Господом и оценена дороже богатых приношений фарисейских. «Правда, — продолжает святитель Филарет, — все зависит от дарованных талантов, без которых рабы как были, так и остались бы ни с чем. Но не одно получение, а делание и приращение вводит в радость Господа. И удивительно, что те, которые более имеют, более стараются и приобретать, а получившие менее совсем не стараются. Не указывает ли это на нас, ибо мы часто говорим, что мы не апостолы, не святые, не праведные, не имеем их благодати, и тем думаем извинить у себя недостаток подвигов и добродетелей? Видите, как уже принятый дар Божий может оказаться принятым к осуждению, ибо Раздаятель прозорлив и после крайнего милосердия совершенно правосуден: не попустит, чтобы дар Его был расточен безплодно и чтобы под личиной немощи укрылись лукавство и леность. Он отнимет пренебреженный дар и неключимому рабу оставит только тьму кромешную».

В притче говорится, что господин приходит «по долгом времени»: этим Господь опять указывает на то, что Его пришествие будет не так скоро, как думали Его ученики. Достойно внимания, с какой радостью являются к господину усердные рабы. Их совесть спокойна; они исполнили свое дело, кто как мог; с чувством благодарности к своему господину, который доверил им свои капиталы, они не себе, а ему же приписывают успех своих трудов, — каждый говорит: «ты дал мне… и я приобрел». Значит, если бы ты не дал, я ничего бы не приобрел. Так смиренно смотрят и праведники на свои дела: «не я… а благодать Божия» сделала это, — говорит апостол Павел (1 Кор. 15: 10). Мы — рабы, ничего не стоящие… Таким праведникам и смерть не страшна: она для них — конец трудового дня; не страшен и суд Божий, ибо их сердце предчувствует, что они услышат от Господа столь вожделенное: войди в радость Господина твоего, т.е. «получите то, чего око не видало, ухо не слыхало, и что не восходило на сердце человеку. Для верного раба более этой не может быть награды, потому что быть с Господом и видеть радость Своего Господа есть самая высшая награда», — говорил блаженный Иероним.

«Получивший пять и получивший два таланта удостаиваются одинаковых благ: значит и совершивший малое получит равную часть с совершившим великое, если данную ему благодать, как бы она мала ни была, употребит надлежащим образом» (блаж. Феофилакт). Поучительно, что неисправным является в притче получивший один талант. Мог оказаться неисправным и получивший пять талантов; к несчастью, в жизни бывает нередко, что люди, весьма щедро наделенные от Бога и природными дарованиями и благами земными, не хотят употреблять их во славу Божию. Но Господь говорит в Своей притче о рабе с одним талантом, чтобы научить, что не высокая или знатная доля, не то, много или мало дано тебе талантов, а верно ли ты исполнил свой долг — вот что послужит оправданием на суде Божием. «Иной успокаивает себя мыслями, — говорит Филарет, митрополит Московский, — я — не то, что лукавый раб, который зарыл данный ему талант и ничего доброго не сделал; я нечто делаю; то еще не беда, что некоторые заповеди не исполнены, некоторые дни или часы не посвящены Богу, как бы надлежало, что некоторые средства добра обращены только к удовольствию собственному… Ах, клеврет мой, ты не так рассуждаешь, как судит праведный Господь наш. Только верному в малом Он дарует многое, следовательно, допуская неверность в малом, ты сам себя лишаешь права на многое»… Поразительна дерзость ленивого раба: он не стыдится назвать своего господина в глаза жестоким и алчным. Так и закоснелый, неисправный грешник может дойти до того, что будет готов обвинять Господа Бога в своей погибели, как будто Бог призывает к труду — и не дает умения и сил, возлагает бремя — и не услаждает сердце несущих это бремя. Ленивый раб хвалится тем, что возвращает талант в целости господину. Но не для того господин вручил ему этот талант, чтобы только сберечь его, а чтобы приумножить. Не для того, например, Господь дает человеку богатство, чтобы он берег его под замком, но для того, чтобы благотворил ближним и через это умножал славу Божию; не затем Господь дает ум, дар слова, силы и способности телесные и душевные, чтобы человек ничего не делал, а для того, чтоб все это употреблял на пользу ближним и через это еще более в самом себе укреплял эти дары Божии во славу Божию и себе во спасение. Наши ближние и есть торжники, умножающие наши таланты: лихва — это их добрые дела, по нашему научению сделанные, из благодарения Господу Богу за то добро, какое они через нас получили, их и наше через них, по их молитвам, спасение вечное…

В сущности, возвратить Богу эти дары так, как возвратил ленивый раб данный ему талант, невозможно: дары и призвание Божие непреложны, говорит апостол, их можно или приумножить, или вовсе потерять. И ленивый раб только хвалится, будто он добровольно возвращает талант: на самом деле талант у него отнимается: «возьмите у него талант», — говорит господин. Так и бывает с тем, кто не употребляет даров Божиих во славу Божию. Все земные блага отнимает у человека смерть; силы и способности душевные и телесные, если человек не пользуется ими, часто глохнут, постепенно оскудевают от бездействия, так что под конец жизни нередко человек только воображает, что он обладает ими, а на самом деле уже стал неспособен ни к какому труду. Так сбывается над ним слово Христово: «всякому имеющему дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Мф. 25: 29). И мы часто видим, что на место человека способного и талантливого, но ленивого, становится другой, более усердный, и таким образом обогащается талантом, отнятым у первого. Вот почему святитель Иоанн Златоуст говорит: «Кто получил дар слова и учения для пользы других, и не пользуется им, тот погубляет самый дар… Итак, будем внимать словам этим, пока есть время, будем приобретать на талант, ибо если здесь будем ленивы и станем жить безпечно, то там никто не окажет нам сострадания, хотя бы мы реки слез пролили. Ты не беднее той вдовицы, не ниже по званию Петра и Иоанна, которые были из простого народа и не были образованными. Потому-то Бог и дал нам и дар слова, и руки, и ноги, и крепость телесную, и ум, и разумение, чтобы все это употребляли мы для собственного нашего спасения и для пользы ближнего. Слово нужно нам не для одних только песнопений и благодарения, но и для научения и утешения. Если таким образом пользуемся им, то соревнуем Господу: если же напротив, то — диаволу»…

Источник: pravmir.ru

                   subscribe.ru

Реклама
Запись опубликована в рубрике ДЛЯ ДУШИ, Православие, Праздники, Религиозные, Философские поучения, проповеди и беседы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s