Карла Бруни-Саркози

 
Ка́рла Бруни (итал. Carla Bruni, по заключении брака Карла Бруни (Брюни)-Саркози, фр. Carla Bruni Sarkozy, р. 23 декабря 1967, Турин) — итало-французская фотомодель и певица, первая леди Французской республики. Третья жена президента Николя Саркози со 2 февраля 2008.
 
 
Падчерица промышленника (владельца концерна «Пирелли») и композитора Альберто Бруни-Тедески, дочь пианистки Марисы Борини.
 
 
Её сестра Валерия Бруни-Тедески — актриса. С 5 лет живёт во Франции (хотя имеет только итальянское гражданство), училась в элитной школе-интернате в Швейцарии. Карьеру фотомодели начала в 19 лет, входила в двадцатку наиболее высокооплачиваемых моделей мира, работала с целым рядом домов моды.
 
 
В 1997 году покинула подиум и выступает как певица; выпустила два альбома с песнями как собственного сочинения (на французском и итальянском языках, Quelqu’un m’a dit, 2002), так и на стихи известных англоязычных поэтов (Кристины Россетти, Эмили Дикинсон, У. Б. Йейтса и других — альбом No Promises, 2007).
 
 
 В 2006 году Бруни приняла участие в альбоме памяти Сержа Генсбура Monsieur Gainsbourg Revisited.
 
 
 
В 2001 году у 33-летней Бруни родился сын Орельен (Aurelien) от 23-летнего студента Высшей нормальной школы (впоследствии профессора философии и ведущего ряда радиопередач) Рафаэля Энтовена.
 
 
 Ранее Энтовен был женат на Жюстин Леви, дочери французского «медиатического интеллектуала» Бернара-Анри Леви, известного как BHL. Бруни, в свою очередь, в то время жила с отцом Энтовена и лучшим другом Леви, критиком, философом и издателем Жаном-Полем Энтовеном.
 
 
Впоследствии Бруни и Энтовен-младший расстались, она посвятила ему песню «Рафаэль» в своём первом альбоме.
 
 
Оскорблённая Жюстин Леви отомстила разлучнице в романе «Rien de grave» («Ничего особенного»), где нарисован довольно жёлчный портрет «Паулы», «самки богомола с улыбкой Терминатора».
 
 
Бруни неоднократно заявляла, что ей «наскучила моногамия», среди её многочисленных возлюбленных, помимо отца и сына Энтовенов, были Мик Джаггер, Эрик Клэптон, Кевин Костнер, Венсан Перес, Дональд Трамп и бывший премьер-министр Франции Лоран Фабьюс.
 
 
Однако назвать Бруни своей женой удалось лишь президенту Франции Николя Саркози.
 
 
Знакомство Бруни с Саркози произошло осенью 2007 года, вскоре после его развода; вместе они провели рождественские каникулы и посещали много мест отдыха.
 
 
8 января 2008 года Саркози на пресс-конференции подтвердил факт их романа и намекнул на то, что собирается жениться на Карле.
 
 
2 февраля 2008 года свадьба Бруни и Саркози состоялась в Елисейском дворце.
 
 
Для Николя это третий брак. Впервые глава Французской республики женился, будучи в должности президента.
 
 
Не будучи гражданкой Франции, Карла Бруни не голосовала на президентских выборах 2007 года, но утверждала в одном из интервью, что отдала бы голос за оппонента Саркози — Сеголен Руаяль[1].
 
 
 Она высказывалась также против использования генетических тестов при воссоединении семьи (животрепещущий вопрос во Франции конца 2007 г., рассматривавшийся Конституционным советом).
 
 
В целом она заверяет, что политической фигурой не является. Вышеупомянутая пресс-конференция Саркози — единственный текст, в котором она упоминается на официальном сайте президента республики.
 
 
Карла Бруни-Саркози, секретное оружие французской моды, организовала гардероб первой леди сточностью военачальника, составляющего стратегический план военной кампании.
 
 
Уже первый официальный визит Бруни в качестве супруги французского президента (повезло британцам) доказал миру серьезность ее намерений.
 
 
 
Стиль первой леди был подчеркнуто дипломатичным, корректным, и вместе с тем ультра-актуальным, во многом благодаря сочетанию классических костюмов легендарного Дома моды Christian Dior и творений эпатажного лондонца, возродившего славу парижской haute couture, — Джона Галльяно.
 
 
Казалось бы, какое отношение имеет гардероб супруги президента к высокой политике? Однако на самом деле, стиль новоиспеченной мадам Саркози идеально подчеркнул и поддержал политические инициативы ее мужа в отношении создания англо-французского альянса.
 
 
Итак, успевший уже стать знаменитым гардероб (благодаря ему Бруни удостоилась лестных сравнений с Одри Хепберн, леди Дианой и Жаклин Кеннеди) — результат нескольких встреч с кутюрье и примерок в Доме Dior на улице Монтань. В этом царстве высокой моды было тщательно продумано все до мельчайших деталей, от туфелек до перчаток. После длительных размышлений и дискуссий основным цветом гардероба первой леди был избран серый.
 
 
Черный — слишком мрачно, похоронно или чересчур модно и вычурно; яркие принты и смелые узорыаляповато, неряшливо и кричаще; насыщенные цвета — Королева может остаться незамеченной; шляпки — могут вызвать ревность у герцогини Корнуэльской, которая не выходит в свет без головного убора. Так бывшая супермодель, популярная певица и первая леди Франции, стала олицетворением элегантности и легендарного французского шика.
 
 
В Великобританию Бруни прибыла в бледно-сером пальто из мягкой шерсти с узким черным поясом, вчерных перчатках, с сумочкой Babe (новинка от Dior) и балетках, верность которым она сохранялана протяжении всего визита и которые модные эксперты единодушно признали ее «фишкой». Голову мадам Саркози украшал серый берет в тон пальто, идеально подчеркивающий ее модную короткую челку.
 
 
Для ланча в Виндзорском замке Карла выбрала элегантный костюм из серой шерсти и шелка сознаменитым приталенным пиджаком, дизайн которого разработал сам Диор в середине 1950-х гг; адля последующего посещения Парламента переоделась в платье из серого джерси и темно-синее пальто.
 
 
Вечером, для роскошного государственного банкета в Виндзорском замке, мадам Саркози выбрала более элегантный и торжественный из двух захваченных в Англию вечерних туалетов — платье косого кроя из синего шелк-жоржетта с прозрачными рукавами, похожими на крылья ангелов, созданное Галльяно для Christian Dior, достаточно облегающее и вместе с тем изысканное.
 
 
Скромное декольте платье контрастировало с довольно глубоким вырезом на спине. Роскошные длинные волосы экс-модели были подобраны наверх и собраны в тугой узел, как у героини Одри Хепберн в «Завтраке у Тиффани».
 
 
На следующий день Карла была одета более скромно: свитер из серого кашемира с поясом, серые фланелевые брюки и фиолетовое пальто, дополненные на этот раз балетками из коричневой замши Degas от Tod’s. В таком ансамбле она появилась на приеме, организованном в ее честь супругой премьер-министра в отеле Lancaster House.
 
 
На приеме царила дружелюбная, неформальная атмосфера, и дрес-код 120 присутствующих дам был таким же разношерстым, как список приглашенных. Так, Тесса Джоуэлл, министр, ответственный заподготовку к Олимпиаде, была одета в темно-синий костюм от Giorgio Armani — «купила на распродаже», поспешила она оправдаться.
 
 
Шикарное обручальное кольцо с бриллиантами — подарок любимого президента — приятноконтрастировало с коротко подрезанными (как у тинейджера) ногтями Карлы. «Взгляните на мои ногти, — сказала она, заметив удивленные взгляды. — Приходится все время подстригать ногти как можно короче — когда я записываю альбом, много играю на гитаре». По словам Карлы, до встречи с Николя Саркози она не верила в брак: «Теперь я пропала, но безумно этому рада. Я люблю его, просто обожаю. Николя такой нежный, такой чудесный».
 
 
Но главный сюрприз, ставший апофеозом этого парада стиля, Карла приберегла напоследок. «Контрольный в голову» пораженных британцев прозвучал во вторник вечером, на торжественномприеме в Guildhall, где она появилась в смелом и гламурном бальном платье из бордового шелка отDior. Роскошный наряд состоял из эротичного корсажа и свободной длинной юбки из струящегося шелка, украшенной несколькими ярусами оборок.
 
 
Шелковая накидка, защищавшая ее точеные плечи от вечерней прохлады, была любезно снята специально для папарацци — которые уже настолько осмелели и совершенно признали ее своей, что называли просто по имени (неслыханное дело с точки зрения дипломатического этикета, который, впрочем, репортерам не указ).
 
 
Мадам Саркози дополнила роскошный вечерний туалет с почти пуританским декольте ожерельем в несколько рядов из платины с бриллиантами и серьгами от Chaumet (этот почтенный ювелирный дом предоставил первой леди Франции драгоценности для всех мероприятий этого визита и, между прочим, некогда являлся придворным ювелиром Наполеона).
 
 
Неизвестно, кому мадам Саркози понравилась больше — британской знати, простым британцам или папарацци, громогласно выкрикивающим признания в любви. Принц Чарльз поцеловал ей руку с нескрываемым удовольствием, а герцог Эдинбургский просто светился от радости, стоило поблизости появиться Карле. Премьер-министр и вовсе то и дело бросал на супругу французского президента невполне дозволенные проколом взгляды и что-то бормотал.
 
 
А вот супруга премьер-министра назвала Карлу своей «новой лучшей подругой». Фотографии мадам Саркози украсили первые страницы всех британских таболидов, на километрах газетных полос была препарирована каждая деталь ее облика. Несомненно, что ее визит в Великобританию стал триумфом и создал еще одну икону стиля — не только европейского, но и мирового масштаба.
 
 
Но что такого особенного есть в этой немолодой уже (как-никак 39 лет) женщине с мальчишеской фигурой и внимательным, чуть насмешливым взглядом, что заставляет солидных мужчин терять голову, обычно сдержанных и циничных редакторов модных журналов — искать самые восторженные эпитеты и придумывать превосходные степени для выражения своего восхищения ее красотой, грацией и стилем, а неугомонных рок-звезд (в дон-жуанском списке некогда ветреной Бруни таких двое) — клясться ей в вечной любви? И мы не говорим уже о президенте Франции, который поставил под угрозу свою репутацию, закрутив с ней стремительный и бурный роман.
 
 
Правда — она была одета в дизайнерские шедевры одного из известнейших в мире Домов моды (такой гардероб обошелся бы любой селебрити в целое состояние — £100,000). Но носила она этишедевры с такой врожденной легкостью, с такой естественностью и непринужденной уверенностью, как будто это купленные на распродаже джинсы (Карла твердо убеждена, что джинсы — основалюбого гардероба). Она не превратилась в вешалку или жертву моды, как случается со многими звездами, дорвавшимися до дизайнерской одежды.
 
 
Проще говоря, Карла великолепна. Она достойна всех восторгов, которые последний месяц изливаются на нее с напором Ниагарского водопада. Более того — она достойна и большего. Карла Бруни-Саркози — не длинноногая красотка с нулевым размером и таким же интеллектом, над которой основательно потрудились стилисты, визажисты и пластические хирурги.
 
 
Она естественна в каждом своем проявлении — будь-то написание и исполнение песен, съемка для модных журналов (пусть даже ню) или любовь. Любая роль удается ей блестяще, в том числе роль первой леди. Это настоящая женщина — сильная, чувственная, нежная, любящая, наделенная прекрасным вкусом и чувством юмора и не скрывающая своих чувств и эмоций.
 
 
 
Стоит ли удивляться всеобщей любви к ней? Карла Бруни-Саркози — подлинный шедевр, c’est vrai!
Запись опубликована в рубрике ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ, Иконы Стиля, Политика. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s