Как был сотворен «Спас Нерукотворный»?

Перед тем как пасть, Римская империя разделилась на две части – Западную и Восточную, Рим и Византию. Западная часть Римской империи подверглась нашествию варварских племен и пала. Византия избежала подобной участи и просуществовала еще десять веков – почти до середины второго тысячелетия нашей эры.

Государственным языком Византии был греческий, а государственной религией христианство, точнее – православие. Исконные православные традиции, заложенные в самом начале образования этого государства, культовые реликвии – свидетели земной жизни Иисуса Христа – берегла для потомков древняя империя. Но пал Константинополь, и государство Византия исчезло с лица Земли. Однако наши предки – древние русичи – выступили преемниками и хранителями веры православной.

Бесценным наследием стала иконопись, одна из христианских традиций. «Икона» в переводе с греческого означает «образ». Один из древнейших русских образов – двусторонняя икона «Спас Нерукотворный» в настоящее время представлен в экспозиции Государственной Третьяковской галереи. Написанный в Новгороде во второй половине XII века, позднее он был перевезен в Москву.

Иконографическая схема проста. Нам представлен только лик (лицо) Спасителя, все внимание зрителя сосредоточено на нем. Как же появился этот знак богопочитания, с такой целенаправленностью и кропотливостью разработанный целыми поколениями христиан? Как Неизобразимый стал видимым? Об этом повествует древняя легенда, но все участники описанных в ней событий – личности исторические.

Итак, жил-был царь Авгарь. Правил он в Сирии в городе Едесса, что в Малой Азии, в те далекие времена, когда ходил еще по Земле Иисус Христос. Все имел могучий владыка, не имел только здоровья. Злой, неизлечимый недуг – страшная проказа, от которой не было средства, – омрачала дни и ночи царя, готовила ему скорую кончину. Прослышал Авгарь, что есть на свете некий чудотворец и лекарь, для которого нет ничего невозможного. Имя его Иисус. Очищает прокаженных, воскрешает мертвых, от него только можно получить исцеление. Но не суждено было им повстречаться. Тогда приказал царь слуге-художнику, имя которого Аннания, разыскать Иисуса Христа и доставить повелителю точное его изображение.

Слуга немедленно отправился. Найти Христа не составило труда, поскольку людская молва только о Нем и твердила. И вот – встреча. Улучив момент, когда Христос вел неспешную беседу с людьми, художник разместился неподалеку и принялся рисовать. Ничего не выходило, мешал свет, сияние. Сияло само лицо, черты расплывались, тонули в потоке света. Аннания отчаялся и сник. Приказ владыки оказался невыполнимым.

Но сии муки творчества были замечены Иисусом. Он улыбнулся несчастному, отер свое лицо убрусом, так в старину называли платок, и передал художнику. Этот образ, отпечатавшийся на платке, и принес слуга своему господину. Созерцая Его Лик, царь вознесся мыслью к своему Спасителю, своему Господу, и был исцелен.

По молитвам их и другие получали исцеление, спасение не только от Убруса, но и от списков (копий) с него. За образом закрепилось название «Спас Нерукотворный» или «Спас на убрусе», или просто «Убрус».

Новгородская икона «Спас Нерукотворный» настолько соответствует византийским канонам, что вполне могла быть написана человеком, видевшим заветный Убрус, или же под его руководством. Икона имеет размеры 77 на 71 см, она написана темперными красками на деревянной доске. Образ Спаса впечатляет суровой, строгой и возвышенной красотой. Изображение торжественно, это подчеркивают золотые нити в волосах, как бы расчерченных золотыми линиями. Его еще иногда называют «Спас Златовласый» или «Спас Златые Власы». Лик Христа немного асимметричен, очеловечен, брови с изломом. Окружающий его крестчатый нимб является отличительной чертой, символом изображения Спасителя. Светлый тон фона указывает на то, что это платок.

Лик вписан в плоскость иконной доски так, что композиционным центром становятся большие глаза, наделенные огромной выразительной силой. Глаза устремлены влево, но… каждый зрак Иисуса Христа смотрит прямо на Вас.

Глазам этим веришь, вера рождается и крепнет. Вспоминаются слова из наставления апостола Павла, которые слышала на Службе в Храме: «…терпение – искусство; искусство – упование; а упование не посрамляет».

Так, первым иконописцем стал сам Бог, Его Сын – «образ ипостаси Его» (Евр.1.3). Бог обрел человеческое лицо, Слово стало плотью ради спасения человека.

Источник: shkolazhizni.ru

Реклама
Запись опубликована в рубрике ДЛЯ ДУШИ, Православие, Праздники, Религиозные, Философские поучения, проповеди и беседы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s