Айвазовский Иван Константинович

Автопортрет

Иван (Ованес) Константинович Айвазовский родился 17 (30) июля 1817 года в Феодосии. Предки Айвазовского в XVIII веке переселились из Западной (Турецкой) Армении на юг Польши. В начале XIX века торговец Константин (Геворг) Гайвазовский перебрался из Польши в Феодосию. После постигшей Феодосию эпидемии чумы в 1812 году, семье Гайвазовских жилось тяжело. Содержать семью, в которой были две дочери и три сына, помогала жена Константина Рипсиме, искусная вышивальщица.

Маленький Ованес проявил исключительные способности к рисованию и музыке, хорошо играл на скрипке. Он с увлечением копировал гравюры из книги о борьбе греков против османского владычества. На склоне лет он писал: “Первые картины, виденные мною, когда во мне разгоралась искра пламенной любви к живописи, были литографии, изображающие подвиги героев в исходе двадцатых годов, сражающихся с турками за освобождение Греции. Впоследствии я узнал, что сочувствие грекам, свергающим турецкое иго, высказывали тогда все поэты Европы: Байрон, Пушкин, Гюго, Ламартин… Мысль об этой великой стране часто посещала меня в виде битв на суше и на море”.

Начальное образование Айвазовский получил в армянской приходской школе, а затем окончил Симферопольскую гимназию, в которую его помог определить городской архитектор Кох. В 1833 году при содействии феодосийского градоначальника А. Казначеева Айвазовский отправился в Петербург, и по представленным детским рисункам он был зачислен в Академию художеств в пейзажный класс профессора М. Н. Воробьева. Затем учился в батальном классе у А. Зауервейда и недолгое время у приглашенного из Франции мариниста Ф. Таннера.

Уже в 1835 году за “Этюд воздуха над морем” ему была присуждена серебряная медаль второго достоинства. В 1837 году за три морских вида и в особенности за картину “Штиль” ему присуждают Первую золотую медаль и сокращают академический курс на два года с условием, чтобы за это время он написал пейзажи ряда крымских городов. В результате поездки в Крым появились виды Ялты, Феодосии, Севастополя, Керчи и картины “Лунная ночь в Гурзуфе” (1839), “Буря”, “Морской берег” (1840).

В 1839 году Айвазовский принял участие как художник в военно-морском походе к берегам Кавказа. На борту корабля он знакомится с М. П. Лазаревым, В. А. Корниловым, П. С. Нахимовым, В. Н. Истоминым, получает возможность изучить конструкции военных кораблей. Создает первое батальное полотно — “Высадка десанта у Субаши”. Там же он познакомился с разжалованными в рядовые декабристами М. М. Нарышкиным, А. И. Одоевским, Н. Н. Лорером, которые принимали участие в деле при Субаши. Крымские работы художника успешно экспонировались на выставке в Академии художеств, и в качестве поощрения И. К. Айвазовскому была предоставлена командировка в Италию.

В 1840 году Айвазовский отправляется в Италию. Там он знакомится с яркими деятелями русской литературы, искусства, науки — Гоголем, Александром Ивановым, Боткиным, Панаевым. В это же время, в 1841 году, фамилию Гайвазовский художник изменил на Айвазовский.

Деятельность художника в Риме начинается с изучения и копирования произведений мастеров прошлого, он много работает над натурными этюдами. В одном из писем Айвазовский говорил: “Я, как пчела, собираю мед из цветника”. На протяжении всей жизни он возвращался к пейзажам Италии, гармоничное сосуществование человека и моря в этой стране запечатлелось в его памяти как образец красоты. Айвазовский создал в Италии около пятидесяти крупных картин. Успех художнику принесли романтические морские пейзажи “Буря”, “Хаос”, “Неаполитанский залив лунной ночью” (1839) и другие. Его картину “Хаос” приобрел Ватиканский музей. Папа Григорий XVI наградил художника золотой медалью. Талант художника признают ценители искусства и коллеги. А. Иванов отмечает способности Айвазовского в изображении моря, гравер Ф. Иордан утверждает, что Айвазовский — первооткрыватель жанра морской живописи в Риме.

В 1843 году начинается путешествие художника с выставкой картин по Европе. “Рим, Неаполь, Венеция, Париж, Лондон, Амстердам удостоили меня самыми лестными поощрениями”, — вспоминал Айвазовский. Одно из них — звание академика, присужденное Академией художеств Амстердама. Как единственный представитель русского искусства он участвовал в международной выставке, организованной в Лувре. Десять лет спустя он первым из иностранных художников стал кавалером ордена Почетного легиона.

В 1844 году, на два года раньше намеченного срока, Айвазовский вернулся в Россию. По возвращении на родину Петербургская Академия художеств удостаивает его звания академика. Военно-морское ведомство присудило ему почетное звание художника Главного морского штаба с правом ношения адмиралтейского мундира и поручило “обширный и сложный заказ” — написать все русские военные порты на Балтийском море. В течение зимних месяцев 1844 — 1845 гг. Айвазовский выполнил правительственный заказ и создал еще ряд прекрасных марин.

В 1845 году вместе с экспедицией Ф. П. Литке Айвазовский побывал у берегов Турции и Малой Азии. Во время этого плавания он сделал большое количество рисунков карандашом, служивших ему в течение многих лет материалом для создания картин, которые он всегда писал в мастерской. Возвратившись из экспедиции, Айвазовский уезжает в Феодосию. “Это чувство или привычка, моя вторая натура. Зиму я охотно провожу в Петербурге, — писал художник, — но чуть повеет весной, на меня нападает тоска по родине — меня тянет в Крым, к Черному морю”.

В Феодосии художник построил на берегу моря дом-студию и окончательно обосновался здесь. Зимой он обычно бывал со своими выставками в Петербурге и других городах России, иногда выезжал за границу. В течение своей долгой жизни Айвазовский совершил ряд путешествий: несколько раз побывал в Италии, Париже и других европейских городах, работал на Кавказе, плавал к берегам Малой Азии, был в Египте, а в конце жизни, в 1898 году, совершил путешествие в Америку. Во время морских плаваний он обогащал свои наблюдения, а в его папках накапливались рисунки. Художник говорил о своем творческом методе: “Человек, не одаренный памятью, сохраняющей впечатления живой природы, может быть отличным копировальщиком, живым фотографическим аппаратом, но истинным художником — никогда. Движения живых стихий — неуловимы для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск волны — немыслимо с натуры. Сюжет картины слагается у меня в памяти, как сюжет стихотворения у поэта…”.

Живопись Айвазовского сороковых-пятидесятых годов отмечена сильным воздействием романтических традиций К. П. Брюллова, сказавшихся на живописном мастерстве художника. Подобно Брюллову, он стремится к созданию грандиозных красочных полотен. Очень ярко это отразилось в батальной картине “Чесменский бой”, написанной им в 1848 году, посвященной выдающемуся морскому сражению. Бой изображен в ночное время. В глубине бухты видны горящие корабли турецкого флота, один из них — в момент взрыва. Охваченные огнем и дымом, в воздух летят обломки корабля, превратившегося в пылающий костер. На переднем плане, темным силуэтом высится флагман русского флота, к которому, салютуя, подходит шлюпка с командой лейтенанта Ильина, взорвавшего свой брандер среди турецкой флотилии. На воде можно различить обломки турецких судов с группами матросов, взывающих о помощи, и другие детали.

Вклад Айвазовского в батальную живопись значителен. Он запечатлел эпизоды Севастопольской обороны, неоднократно обращался к героическим подвигам русского военно-морского флота: “Каждая победа наших войск на суше или на море, — писал художник, — радует меня, как русского в душе, и дает мысль, как художнику изобразить ее на полотне…”.

Айвазовский был последним и самым ярким представителем романтического направления в русской живописи. Его лучшими романтическими произведениями второй половины 40 — 50-х годов являются: “Буря на Черном море” (1845), “Георгиевский монастырь” (1846), “Вход в Севастопольскую бухту” (1851).

К раннему периоду творчества Айвазовского, отмеченному стремлением передать особое состояние природы, относится картина “Девятый вал” (1850). В ней передана сила, пробужденная в человеке стихией. Возвышенное романтическое чувство передано в колорите — в контрастах насыщенного темно-зеленого цвета волн, марева, окутавшего рассветное солнце, в оттенках пенных гребней бушующего моря.

Айвазовский создал своеобразный метод цвето-линейного построения картин и свой живописный язык, никого не повторявший и не противоречивший предмету изображения. Эти выразительные средства постепенно претерпели изменения, палитра художника стала светлее, он становится более сдержанным в передаче красочных эффектов природы. Айвазовский вплотную подошел к пленэрной живописи. Он никогда не утрачивает интереса к морской стихии. Всепоглощающая вздыбленная громада, цвет которой составлен из неуловимых переходов серо-голубых тонов, господствует в картине “Волна” (1889). И. Н. Крамской писал о картине “Черное море” (1881): “На картине нет ничего кроме воды и неба, но вода это океан беспредельный, не бурный, но колыхающийся, суровый, бесконечный, а небо, если возможно, еще бесконечнее. Это одна из самых грандиозных картин, какие я только знаю”.

Работы художника:

Буря у берегов Ниццы

Девятый вал

Католикос Хримян в окресностях Эчмиадзина

Константинополь при луне

Маневры Черноморского флота

Черноморский флот в Феодосии

Караван в Оазисе

Вид Тифлиса

Перед боем. Корабль "Константинополь"

Закат

Парусник

Путешествие Посейдона по морю

Источник: artsait.ru
Картины: staratel.com

Реклама
Запись опубликована в рубрике Живопись, ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ, ИСКУССТВО. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s