Юсуповы и их модный дом «IRFE»

Великая княжна Ирина Романова шла под венец в фате из драгоценных кружев 18-го века.

Когда-то именно в этой фате австрийская принцесса Мария-Антуанетта венчалась с французским принцем Луи. Потом они стали королем и королевой – и кончили свою жизнь на гильотине, когда их неумелое правление привело к Великой Француской Революции.

А дивной красоты фата сохранилась, ее перепродавали снова и снова, пока великий князь Александр Михайлович не купил ее в подарок своей дочери.

И вот теперь в толпе гостей на свадьбе Ирины Романовой и Феликса Юсупова шептались, что фата казненной королевы, принесет несчастье прелестной новобрачной…

свадебная диадема Ирины Юсуповой (в девичестве Романовой)

…Ее роман с Феликсом Юсуповым поначалу сочли чем-то шокирующим, невозможным. Феликс – воплощение порока, хоть и красив, как демон. Ирина – чиста и прекрасна, как ангел. Он – сплошная неразумная страсть. Она – ледяное бесстрастие. Что могло быть между ними общего?

Ирина Александровна Романова была первенцем в семье Великой княжны Ксении Александровны, старшей дочери императора Александра III, и Великого князя Александра Михайловича, внука императора Николая I. Брак ее родителей сначала шокировал общество – русским великим княжнам положено выходить за иноземных принцев! – а потом еще и распался из-за взаимных измен супругов. Девочка росла без ласки, в атмосфере холодной отчужденности, и сама стала холодной и замкнутой. Внутренне она была очень ранима и чувствительна, внешне – надменна и жестка.

Ирина получила прекрасное образование, говорила на нескольких языках, была талантлива, великолепно рисовала. Отец собирался выдать ее за какого-нибудь иноземного принца. Он видел Ирину на троне.

Она действительно была достойна короны.

Но… она последовала примеру своей матери – и вышла замуж за русского аристократа.

Вышла замуж по любви.

Феликс Юсупов

Феликс – единственный наследник Юсуповых, богатейшего рода России: их богатство было столь велико, что только доходы с него составляли в год примерно 10 миллионов рублей.

Говорили, что Юсуповы богаче самой царской фамилии.

Великая княжна Ольга Александровна вспоминала: «До сих пор я помню, что на столах в их гостиных стояло множество хрустальных ваз, наполненных нешлифованными сапфирами, изумрудами и опалами, которые использовались, как украшения»…

Любовь между Феликсом и Ириной была взаимной.

Из «Мемуаров» Феликса Юсупова: «Я забыть не мог юную незнакомку, встреченную на прогулке на крымской дороге. С того дня я знал, что это судьба моя… Совсем еще девочка превратилась в ослепительно красивую барышню. От застенчивости она была сдержанна, но сдержанность добавляла ей шарму, окружая загадкой. В сравненье с новым переживанием все прежние мои увлеченья оказались убоги. Понял я гармонию истинного чувства. Ирина мало-помалу поборола застенчивость. Сначала она говорила только глазами, но постепенно смог я оценить ее ум и верность сужденья. Я рассказал ей всю жизнь свою. Нимало не шокированная, она встретила мой рассказ с редким пониманьем. Поняла, что именно противно мне в женской натуре и почему в общество мужчин тянуло меня более. Женские мелочность, беспринципность и непрямота отвращали ее точно так же. Ирина, единственная дочь, росла вместе с братьями и счастливо избегла сих неприятных качеств…»

Ничто не воспрепятствовало их браку.

Свадьба была кричаще-роскошной.

Феликс вспоминал: «Подвенечный Иринин наряд был великолепен: платье из белого сатина с серебряной вышивкой и длинным шлейфом, хрустальная диадема с алмазами и кружевная фата от самой Марии Антуанетты…»

Все, кто утверждал, что вещь, принадлежавшая казненной королеве, непременно принесет новобрачной беду, ошиблись. Ирина была очень счастлива в браке. Распутник Феликс, по молодости лет перепробовавший буквально все, успел, как говорят в народе, «перебеситься», — и очень ценил свою жену. Не только за красоту ее и за принадлежность к царской семье, но прежде всего – за сокрытую нежность души, которую она открывала только ему, за ту страстность, которой никто в ней не подозревал и которую она опять же дарила только мужу.

Но все же некое зерно истины в дурных предсказаниях было: по жизни Ирины Юсуповой прошлась огненным хлыстом революция…

В марте 1915 года Ирина родила дочь, так же названную Ириной.

А в ночь с 16 на 17 декабря 1916 года Феликс Юсупов участвовал в убийстве Распутина.

Потом грянула революция. Юсуповы бежали за границу. Феликс главные драгоценности семьи оставил в тайнике во дворце – надеялся скоро вернуться. Драгоценности были утрачены.

Когда в 1919 году Юсуповы отплывали из Крыма на линкоре «Мальборо», в России у них оставались: 5 дворцов и 14 доходных домов, 30 усадеб и поместий по всей стране, сахарный, мясной и кирпичный заводы, антрацитные рудники и много чего другого.
Все пришлось бросить.
После того, как Феликс за несколько бриллиантов купил паспорта и визы, Юсуповы приобрели дом в Булонском лесу и обосновались в Париже.

К счастью, Юсуповы не бедствовали, как другие эмигранты: Феликс все же сумел вывезти не только часть ценностей, но и две картины Рембранта. От их продажи супруги выручили достаточно, чтобы жить безбедно. Даже помогали своим соотечественникам, оказавшимся в худшем положении.

Франция, столица моды, оказалась наполнена женщинами, разбиравшимися в прекрасном, получившими блестящее образование, знающими, помимо обязательного французского, еще несколько языков, наделенными безупречными манерами. Они с детства одевались в лучших модных домах Европы, понятие «вкус» было для них определяющим; они хотели бы вернуться в мир изящного, где чувствовали себя своими – дизайнерами (в ту пору не было этого слова …), моделями, хотя бы вышивальщицами или швеями.
О них писал парижский журнал «Иллюстрированная Россия» 22 января 1932 года: «И вот в этот город робкой поступью вошла русская эмигрантка: в свое время ее мать и бабушка одевались у Ворта и Пуаре, а эта юная русская женщина только что вырвалась из ада революции и гражданской войны! Еще недавно служила она сестрой милосердия на фронте у Деникина и в английских госпиталях в Константинополе. Она вошла в столицу женской элегантности и постучалась в двери роскошного maison de haute couture. И массивные двери перед ней открылись, и она покорила все сердца…»

Но вечно жить на деньги «от Рембранта» было невозможно… И тогда Юсуповы открыли салон красоты. А потом модный дом «Ирфе»: название состояло из первых слогов имен владельцев: «Ирина» и «Феликс».

Это была авантюра, густо замешанная на отчаянии и гордости. В 1924 году на rue Obligado в Париже, в небольшой квартире русской художницы были созданы первые платья «IrFe» (Ирина/Феликс). В работе над коллекцией принимали участие князь Никита Романов, Мария Воронцова-Дашкова, княгиня Елена Трубецкая. По полу ползали, раскладывая нарисованные на старых обоях эскизы, княжны Оболенские – Саломия и Нина.
Дебют модного дома «ИрФе» состоялся просто и блестяще : Ирина без приглашения привезла своих моделей-аристократок на модный показ в парижском отеле «Ритц» на Вандомской площади. Они произвели настоящий фурор. К публике вышла и сама княгиня Юсупова.

Ирина Юсупова в платье от "IRFE"

В 1926 «IrFe» первым из русских домов выпустил собственную парфюмерную линию, представленную тремя ароматами: для блондинок, брюнеток и рыжих. Авторами аромата были Феликс и Ирина. Дизайн рекламного постера духов «IrFe», изображавшего флакон прямоугольной формы с граненым черным колпачком, создала принцесса Маргарита Греческая. Феликс заказал их знаменитому парфюмерному дому Молинар.

Профессия манекенщиц в эпоху арт деко была «говорящей». Им приходилось на нескольких иностранных языках рассказывать своим клиенткам о представляемых моделях, особенностях ткани, кроя или отделки. Поэтому русские дворянки, с детства знавшие 2-3 языка, очень ценились.

княжна Миа Оболенская в платье от "IRFE"

современная копия платья

Платья дома «Ирфе»демонстрировали княжны и графини. И сама Ирина Юсупова – все еще ослепительно прекрасная, тонкая и нежная, с личиком беленьким и точеным, словно колокольчик ландыша, — тоже выходила к клиентам в моделях «Ирфе». Мужчины сходили от нее с ума. К ее изящным ножкам бросали целые состояния. Других русских аристократок в те времена уже можно было купить… Но хватало одного надменного, ледяного взгляда, чтобы очередной наглец убегал вместе со всеми своими деньгами, виллами и яхтами, полагая, как это мелко и недостойно в глазах женщины из семьи Романовых. В глазах такой прекрасной и чистой женщины, которая к тому же полностью растворилась в своем муже.

Любила она Феликса безумно. Но никогда не ревновала. Она была в нем абсолютно уверена – не в его верности даже, а в правильности любого его действия. Феликс в глазах Ирины просто не мог быть неправ. И даже если бы до нее дошла информация о его измене – она бы приняла это, как данность.

Правда, Феликс Юсупов хранил верность жене. После бурной беспутной молодости ему захотелось семейной гармонии и чистых, доверительных отношений.

1927 г.

А ведь Феликс не уступал Ирине красотой. Многие клиентки приходили в «Ирфе» посмотреть не модели платьев, а – хозяина: легендарного красавца, убившего «колдуна Распутина».

Некоторые пытались соблазнить его. И даже предлагали взять на содержание. Феликс отказывался со всей возможной деликатностью: не хотелось терять клиенток модного дома.

Наступила Великая депрессия…

У Юсуповых было много клиентов в США, там же находилась и значительная часть их сбережений. Они потеряли и богатую клиентуру, и свои деньги.
К тому же роскошный аристократический стиль «IrFe» перестал соответствовать развивающемуся обществу. На передний план вышли простые универсальные модели Шанель, а затем и Диора.

1929 г.

1929 г.

В 1929 году скончалась обожаемая бабушка княгини Ирины, вдовствующая императрица Мария Федоровна; на открытом аукционе в Берлине советское правительство распродавало личные вещи Юсуповых, оставшиеся в России. Но отсутствие деловой хватки и нежелание серьезно заниматься финансовыми вопросами привело к краху «Ирфе» в 1930 году…

Однако Юсуповы не сдавались. Феликс написал «Мемуары» — гонорар за откровения убийцы Распутина был весьма значителен. А потом выиграли судебный процесс у одной американской кинокомпании, которая сняла эротический фильм про Распутина, в котором была сцена, где Распутин соблазняет Ирину Юсупову… Полученные в результате процесса сто тысяч фунтов стерлингов обеспечили Юсуповых до конца дней.

Феликс умер в 1957 году. Ирина пережила его на тринадцать лет, показавшихся ей невыносимо долгими.

Источник: sweetstyle.ru
Фото: yusupov.ucoz.net

Реклама
Запись опубликована в рубрике ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЛЮДИ, Королевский двор, МОДА. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s